продажа парапланов, цены на парапланы и парапланерное снаряжение

(495) 227-997-2  
работаем по звонку   

Новости
новости параплан нерного клуба
Доставка
Доставка парапланов и парапланерного обрудования
Написать нам
спросить про парапланы парапланерное снаряжение
Координаты
координаты параплан ерного клуба

Попытки, конечно, были (вспомнить хотя бы Икара), но чаще всего эти «летальные» приключения заканчивались летальным же исходом. А счастье было так возможно! Ведь китайцы еще тысячелетия назад, приручив маленького паучка, с громадным аппетитом пожирающего листья шелковицы, научились делать очень легкие шелковые нити и ткани, вполне пригодные, по тем временам, для производства одного из самых удивительных современных летательных аппаратов – ПАРАПЛАНА.

Генеалогическое древо

«Пап, смотри, парашютисты летят». Как часто приходиться слышать эту фразу, где-нибудь на пляже в Коктебеле при виде парящей в бризовом потоке стайки разноцветных парапланов. И такую оплошность в воздушной терминологии допускают не только нерадивые чада, но порой даже их весьма образованные родители. Хотя бывают и исключения. Приезжающие в Коктебель не в первый раз часто поправляют своих отпрысков: «Это, сынок, не парашютисты, а парапланеристы. Большая, понимаешь, разница».

А в чем, собственно, разница, и что же такое параплан? Именно это мы и попытаемся выяснить.

Параплан действительно немного похож на парашют, и этому есть весьма веские причины. Генетика – штука тонкая, и родственные черты здесь налицо. Да, своему появлению на свет параплан обязан прадедушке-парашюту. Но, родившись, он стал сильно мутировать, все дальше отдаляясь от своих старших соплеменников, и прибился к иному племени воздушных братьев, привнеся, свежую кровь в, казалось бы, совсем тупиковую ветвь эволюции – планерам и дельтапланам. Нет, параплан по-прежнему не имел никаких жестких конструкций, а состоял из строп и двух слоев ткани, как и его прадед. Но кроме этого с парашютом их уже больше ничего не связывало. Во-первых, при всем сходстве черт, внешний облик уже сильно отличался: от неуклюжей прямоугольной формы современного парашюта не осталось и следа, параплан приобрел некоторую арочность и изящную вытянутую форму с закругленными краями. Во-вторых, изменилась стропная система, а парашютная подвеска (см. словарь) эволюционировала до неузнаваемости. Теперь это настоящее кресло (почти диван), в котором можно без ущерба для комфорта часами наслаждаться ощущением полета. Её крупные формы вмещают в себя не только защитный мягкий протектор и запасной парашют, но и кучу всякий полезных мелочей, в том числе и питьевую систему. Конечно же, задачи и возможности стали совершенно иные. Ведь парашют предназначен для прыжков с самолета, или, как в некоторых отдельных видах, со скал или небоскребов. Прыжок, короткое ощущение полета – и ты на земле. Параплан же, благодаря своей «мутации», обрел возможность подниматься от места старта на несколько километров вверх и часами парить в воздухе, пролетая расстояние, измеряющееся уже не десятками, а сотнями километров. Именно эти черты и приблизили параплан к парящей братии планеров и дельтапланов.

И тут началось. Ведь возможности открылись безграничные. Для планера нужен аэродром, дельтаплан тоже громоздок и требует долгой сборки перед стартом, а параплан помещается в рюкзак, весит со всем обмундированием не более 30 кг, и таких рюкзаков в багажнике любого автомобиля поместится как минимум два. Осталось найти подходящий склон, угадать правильную погоду, ветер и лети – не хочу. И ведь многие захотели!

Как же это все летает?

Почему летает параплан? Задав этот вопрос, вы очень рискуете получить объяснение на уровне кандидатской работы по физике или математике. Пальцем на пляжном песке или на запыленном капоте машины парапланеристы примутся рисовать формулы и диаграммы. Где-то минут через пять, когда на вашей физиономии будет написано, что вы окончательно «выпали в осадок», парапланерист попробует объяснить всё немного проще: «Почему-почему летает?.... По воздуху он летает, неужели непонятно!».

Если же не углубляться в научные дебри, то ответ на вопрос кроется в следующем. Крыло параплана состоит из двух слоев ткани, соединенных перегородками – нервюрами. Вдоль всей передней кромки крыла расположены небольшие окошки – воздухозаборники. Именно через них крыло, устремляясь навстречу воздушному потоку, наполняется воздухом, и за счет его избыточного давления приобретает некоторую жесткость, что-то наподобие надувного матраса.

Вот мы уже имеем почти жесткое крыло, в теории ничем не отличающееся от крыла любого парящего летательного аппарата, будь то челнок «Челленджер», самолет или дельтаплан. Набегающий поток во время движения вперед обтекает крыло параплана, вследствие чего и образуется подъемная сила. А дальше действуют все те же законы аэродинамики.

Но почему же параплан может летать так долго, да еще и набирать немалую высоту, ведь гравитацию никто не отменял? Все дело в потоках воздуха, которые условно можно разделить на динамические и термические (хотя, как правило, первые дружно сосуществуют со вторыми, образуя так называемый термодинамик).

Динамический поток создается, когда ветер дует в склон. При этом с наветренной стороны склона образуется поток, в котором может бесконечно долго летать параплан. Пока дует ветер. А если ветер стих, то в лучшем случае вы сядете в месте старта, рядом со своим автомобилем, или чуть ниже. А в худшем – «сольетесь» вниз и сядете под горой.

Термический же поток образуется за счет неравномерного прогрева разных участков суши. Например, свежевспаханное поле днем прогревается гораздо лучше, чем лес. А теплый воздух, как известно, поднимается вверх, и, достигнув определенной высоты, конденсируется в более холодных слоях атмосферы и превращается в кучевое облако, а потом, остыв, опускается в виде нисходящего потока к земле. И так по кругу, пока светит и греет солнце. И пока парапланерист нарезает круги в этом восходящем потоке, он поднимается вверх, а потом перескакивает через нисходящий поток к следующему облаку. Все как у парящих птиц. Если вы, например, на пикнике увидели над головой кружащую на одном месте стаю орлов, не надо думать, что они позарились на ваш шашлык, или еще хуже, на безжизненное тело вашего пьяненького друга, лежащего на травке неподалеку от кострища. Просто они обкручивают термический поток, поднимаясь с ним все выше и выше, под самое облако.

Кстати тут же, на пикнике, вы легко можете провести научный эксперимент. Поставьте рядом с несколькими очень холодными бутылками пива поднос с только что приготовленным и снятым с огня шашлыком. Поднесите над шашлыком обычную бумажную салфетку и отпустите ее. Вы увидите, как она воспарит в восходящем термическом потоке на некоторую высоту, а потом в нисходящем потоке опустится к уже запотевшим бутылкам пива. После проведения данного опыта шашлык полагается съесть, запивая пивом.

Какими они бывают

Парапланы сейчас производят сотни фирм во всем мире, хотя лидеров, пожалуй, десятки. При всей внешней схожести, парапланы могут серьезно отличаться друг от друга даже если созданы одним производителем. Чем же они отличаются? Если, опять же, не вдаваться в технические детали, основными критериями оценивания парапланов являются безопасность и летные качества. Оба критерия имеют обратную зависимость. А какие в общем-то опасности подстерегают нас в воздухе? Дело в том, что крыло параплана все таки изготовлено из ткани, и не имея жесткого каркаса иногда подвержено сложениям, особенно в турбулентном воздухе. И вот тут все парапланы можно условно разделить на три класса: Standard, Performance и Competition.

«Standard» – крыло для новичков и большинства «пилотов выходного дня». Такой параплан довольно редко складывает, а вот выходит он из всех сложений, напротив, довольно легко, и чаще всего без активного участия пилота, прощая ему незначительные ошибки. Самый популярный и самый продаваемый тип парапланов во всем мире, хотя по летным характеристикам уступает остальным крыльям. Ну что поделаешь – безопасность превыше всего.

«Performance» – золотая середина. Этот параплан уже довольно неплохо летает, имеет приличную скорость и летное качество, но в безопасности, увы, немного уступает своему младшему брату. Складывает его немного чаще, да и для выхода из некоторых нестандартных режимов требуется активное участие пилота.

«Competition» – само название говорит за себя. Профессиональное крыло, крайне опасное при неумелом обращении, в любой нестандартной ситуации необходимо активное участие пилота. На таких крыльях летают только очень опытные, полностью уверенные в своих силах, спортсмены (новички – руки прочь!). Эти парапланы очень скоростные и парючие. Используют их, как правило, пилоты высокого уровня для участия в соревнованиях, где ради результата приходиться жертвовать безопасностью.

То есть, в большинстве случаев на различие между всеми этими классами влияет одна закономерность, и имя ей – удлинение (отношение длины крыла к ширине). Чем более вытянуто крыло – тем более оно летучее и скоростное, и, соответственно, более опасное.

Кто же определяет класс безопасности крыла? Во многих фирмах-производителях, а так же в независимых экспертных фирмах работают тест-пилоты. Это такие каскадеры, у которых отсутствует часть мозга (не в обиду им будет сказано), отвечающая у нормальных людей за страх. Именно им производитель выдает прототип нового крыла для испытаний, а они уже издеваются над ним, как только могут (хотя еще вопрос, кто над кем издевается). На приличной высоте, как правило, над водой они искусственно задают прототипу параплана нестандартные режимы, а, попросту говоря, срывая пучок строп, складывают его и превращают нормально летящее крыло в комок тряпья над головой. А дальше смотрят (о, ужас!) как крыло себя ведет, как оно выйдет в режим нормального полета, насколько вмешательство пилота необходимо для его стабилизации. Только после сертификации крыло выпускают в серийное производство и с уже присвоенным классом рекомендуют пилотам того или иного уровня.

Если рассмотреть другие различия – то некоторые парапланы более подходят для маршрутных полетов, а некоторые «заточены» под аэробатику (воздушная акробатика – выполнение фигур высшего пилотажа). Некоторые больше подходят для свободного полета, а некоторые для использования с мотором (парамотористы – почти отдельный громкотарахтящий вид воздушного братства). Большинство куполов используются одним пилотом, но есть также и тандемы – крылья большей площади, рассчитанные на двух человек. Такие парапланы используют либо для первоначального обучения, либо для катания пассажиров. Кстати, своей площадью отличаются не только тандемы, но и соло-купола. В зависимости от упитанности пилота ему подбирают параплан его любимого размерчика, почти как костюм, и даже размеры тут отличаются почти так же – M, L, XL….

Главное, чтобы костюмчик сидел

Экипировка современного пилота-парапланериста весьма сложна и замысловата. Чего только не надето и не нацеплено на него. Пилот перед стартом, вооруженный до зубов современными достижениями цивилизации, выглядит как инопланетянин. Непосредственно сам параплан, подвесная система, запасной (спасательный) парашют, ботинки, комбинезон, перчатки, шлем, радиостанция, вариометр и GPS (приборы – высотомер, показывающий скорость набора высоты и снижения и система спутниковой навигации) и еще куча всяких полезных мелочей (аптечка, питьевая система и т.д. и т.п.).

С чего начать?

Конечно, с начала. Обучиться мастерству управления парапланом можно в специальной парапланерной школе. Сперва опытный инструктор просто прокатит вас в тандеме. Только убедившись, что вы всерьез заразились болезнью, имя которой «небо», и больше не представляете себе жизнь без полетов, он возьмется медленно и кропотливо обучать вас всем премудростям пилотирования. Самолечением (читай самообучением) заниматься категорически не рекомендуется, дабы не повышать показатели травматизма в стране. И только в процессе обучения, окончательно подтвердив диагноз, учитель подберет вам параплан по вашему уровню. Если же с диагнозом ошиблись, и вы поняли: нет, это не мое, значит, вы были рождены ползать, ибо «рожденный ползать…», ну дальше вы знаете. Попробуйте заняться спелеологией. Ей в нашем журнале тоже уделено не мало внимания.

Дабы побеждать…

Ради чего они летают? Большинство пилотов ответят на это вопрос так: «Полет ради полета». Именно сам полет есть и цель, и средство. Но с ростом мастерства многие пилоты приходят к идее о необходимости участия в соревнованиях, чтобы оценить, насколько ж это мастерство подросло. Именно на соревнованиях получается оттачивать это самое мастерство, совершенству которого, как известно, нет предела. Ведь летая рядом с маститыми пилотами, многому у них учишься. К тому же постановка в рамках соревнований совершенно конкретных заданий, сильно дисциплинирует и стимулирует пилота.

К сожалению, у нас соревнований проводиться довольно мало, а парапланеризм как вид спорта всерьез не рассматривают. Из наиболее популярных чемпионатов можно безошибочно назвать Чемпионат Украины, Кубок Карпат и Кубок Коктебеля. Хотя сейчас уже все чаще и чаще наши пилоты ездят и на международные соревнования. Конечно же, по собственной инициативе и за собственные деньги. Выкручиваются, как могут. Сами зарабатывают, ищут спонсоров. Хотя когда-то были и «исключения».

Где-то году в 97-м, Украина решила отправить нашу команду на «Всемирные Авиационные Игры» в Турцию. Оплатили дорогу. Стартовый взнос для всех участников. Не забыли о пропитании и даже выдали форму.

Отправили команду на транспортном самолете. Ехали все скопом: парапланы, дельтапланы, мотодельтапланы, людей тоже не забыли: посадили вместе с техникой.

Совершили посадку в аэропорту Измира. Ласково светило турецкое солнышко. Команда наслаждалась предчувствием близких игр. Но пришла полиция, и всех арестовали. Оказалось, Украина забыла заплатить «дань» за использование аэродрома.

Наши пилоты очень хотели попасть на соревнования, не зря же готовились. Пришлось всем «посланцам» скинуться командировочными и заплатить аренду самостоятельно. Зато, выступили на международных соревнованиях и подняли престиж страны.

Казусы

Подошёл как-то к инструктору парапланерного спорта Сергею Жукарину знакомый. И попросил его сделать подарок в день рождения одному своему другу – покатать на параплане (друг, естественно, не в курсе).

На следующий день компания приехала на Клемуху (см. словарь). Именинник с большим удовольствием (всё-таки первый раз на знаменитой горе) фотографируется на фоне парящих парапланеристов. Доволен жизнью. Всё чудесно.

Подходит к нему ассистент Жукарина Валера и спрашивает:

– Оденем подвесочку?

– Да-да…

Он полностью увлечён процессом фотосъёмки. Валера ему каску, тот с радостью одевает. Жена фотографирует виновника торжества во всех ракурсах. Подводят его к Жукарину, цеплять к парапланерному тандему. А он, дескать:

– Фото с пилотом – обязательно!

Валера ему цепляет карабин.

Именинник:

– Да-да! Что это?!

Ответ Жукарина:

– Как что?! Сейчас полетим.

После этих слов ноги у бедолаги отказали.

Жукарин – Валере:

– Цепляй быстрей, а то на руках нести придётся.

Прицепили. Взлетели. Во время полёта он дрожал с жуткой амплитудой. Такого на памяти опытного Жукарина ещё не было. Параплан ходил ходуном.

Дабы не испортить человеку день рождения, Жукарин его успокаивал:

– Ну, посмотри, вон девочка на параплане летает. Собачка внизу бегает. Море плещется.

Пытался отвлечь его чем угодно – не помогало. За пять минут уговоров, Сергей был готов «застрелиться» или «застрелить» пассажира. И тут, совершенно случайно, он нащупал в кармане карамельку. И решил предложить её имениннику:

– На, держи.

Пассажир вышел из ступора и встревожено спросил:

– Что это?

– Даём каждому, кто летает.

Буквально через несколько секунд карамелька подействовала. И человек полностью преобразился. Он уже видел и собачку, и девочку, чувствовал прелесть полёта.

Полетав ещё минут 15, они приземлились. Праздник состоялся. Именинник получил массу великолепных впечатлений.

Неудивительно, что казусы часто возникают именно с пассажирами. Был на горе Климентьева и такой случай.

Вечер, полеты. В небе полно парапланов. Тандемщики катают отдыхающих. Подъезжает к старту веселая компания. Из этой компании к инструктору подходит длинноногая блондинка и интересуется:

– А вы эти штуки напрокат даете?

– В некотором смысле, да…

– Что, и мне тоже можно полетать?

– Конечно можно.

– А это не опасно?

– Да нет, ну что вы, здесь все под контролем.

– А это сложно?

– Да нисколечко не сложно, все проще простого.

– И даже я смогу?

– Конечно.

– А что я должна делать?

– Мы тебя пристегнем и поможем взлететь. Ты должна бежать на старте, бежать при посадке, а в полете можешь расслабиться и получать удовольствие.

– Ой, как здорово, я уже хочу! Цепляйте скорей!

Помощник одевает ей шлем, подвеску, а инструктор с тандемом уже готов и стоит сзади. Она его от волнения не замечает. Ее пристегивают к «коромыслу» (см. словарь), инструктор поднимает крыло, и они взлетают. Летят, все как обычно, пассажирка – спереди, инструктор – сзади, управляет процессом. Уже сделали три круга, высота над водой метров сто, вокруг летает полно народа. Девчонка молчит. Через какое-то время начинает тихонько причитать: «Боже, что делать?, ой какая я дура, какая дура, что же делать? Зачем я согласилась? Дура, дура, так мне и надо!». Инструктор, понимает, что у пассажира какие то проблемы, тихонечко наклоняется над ухом и спрашивает: «С вами все в порядке?». «Ой… Кто здесь?!!». Истерический смех инструктора, чуть не поставил под угрозу безопасность дальнейшего полета и посадки.

Словарь парапланериста
(почти лётная терминология)

Крыло, купол - собственно параплан.

Подвеска – это подвесная система или то самое кресло, в котором и сидит пилот во время полета. К ювелирным украшениям мушкетерских времен отношения не имеет.

Запаска – запасной спасательный парашют. В качестве автомобильной запаски использовать нельзя.

Вилка – это тот весовой диапазон, на который рассчитан параплан определенного размера. К столовым приборам не относится.

Аксель – или акселератор. Не поверите, но на параплане, как и на машине, есть и такое. Выжимая ногами определенную планку, через систему строп, меняем угол атаки крыла, чем и увеличиваем скорость.

Клеванты – а это как раз тормоза и рули в одном лице.

Уши – это не то, что вы подумали, это окончания крыла. Когда их, потянув за специальные стропы, немного подскладывают, для уменьшения площади крыла, их называют «большие уши».

Коромысло – специальное приспособление для подвески к крылу-тандему пилота и пассажира одновременно. Ведра с водой на нем таскать не рекомендуется.

Клемуха – гора Климентьева или Узун-Сырт, практически колыбель и Мекка не только пара- но и вообще всего планеризма в целом. Недаром Коктебель, в окрестностях которого она расположена, в свое время был переименован в Планерское. Правда, потом поселку вернули историческое название.

Крайний – никогда не говори последний – только крайний (крайний полёт, крайняя бутылка вина). Слово «последний» в языке пилотов отсутствует.

Южак – южный ветер, как это ни странно, дует с юга на север. А юго-западный соответственно не с юга на запад, как некоторые думают, а с юго-запада на северо-восток.

Западло – западный ветер, относится только к Клемухе и к тем стартам, где так же нет склонов под западный ветер.

Радиоуправляемые модели – «чайники», ученики при первых самостоятельных полётах. Команды инструктора отдаются по рации с земли.

Гарнитура – ничего общего с мебелью. Присоединяемый к радиостанции наушник с микрофоном и кнопкой управления связью.

Интеграл – никакого отношения к высокой науке. Шлем с забралом, делающий невозможным плевание в воздухе.

Пончик – специальный упаковочный мешок, для краткосрочного транспортирования или хранения параплана. Длительное хранение не рекомендуется. Внимание, не съедобен.

Молоко – спокойная не турбулентная погода, без болтанки. Не предназначена для употребления внутрь.

Болтанка или колбаса – сильные турбулентные потоки, колбасит не по-деЦки. Тоже несъедобна но и не музыкальное течение в стиле транс.

Термик – мощный поток тёплого воздуха.

Термичка – это когда термиков много и они мощные. Пилотов со слабыми нервами просим удалиться.

Пузырь – это когда термик еще не сформированный, совсем маленький, но уже имеет положительную плавучесть в воздухе.

Плюса, минуса, нули – восходящие потоки, нисходящие, а также отсутствие и тех и других соответственно. Употребляется обычно в контексте перемещения параплана в потоках.

Косяк – косой ветер, направленный под углом к стартовому склону.

Полет на мясо – разведчик погоды, когда она не однозначна. Летит в неизвестность.

Шкворень – просто сильный ветер.

Динамик – динамический поток, образованный путем обтекания ветром склона.

База – это тот слой атмосферы, где формируются кучевые облака. Выше базы не улетишь. Военного значения не имеет.

PROX - журнал об эскриме и спорте

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100